Прошло время...

Что-то прошло уже много времени. Никто так и не высказался по поводу "опуса"... ну и Бог с ним...
 

За это время у меня появился внук. Первый! Я стал дедом. Страшно... как оно сложится? Ведь я и его родители - разные... Просто не можем быть одинаковыми. А учить будем одному и тому же. По-большому счету - жизни. А ну, как начнем учить разному? Это - естественно... Но - не избавляет от конфликтов. А вот этого - совсем не хотелось бы... Надеюсь на ВЗАИМНОЕ понимание!
А младшая дочь одновременно угодила в больницу... Через месяц станет ясно - совсем плохо или не совсем, но все равно плохо. А всему виной - наследственность...
 


opus 1


Однажды, в студеную зимнюю пору

Я из лесу вышел. Был сильный мороз...

 

Эти две строчки все повторялись и повторялись у меня в мозгу... И странно было, и чудно — не песня, вроде, и со смыслом. А вот привязалось, ведь! И не холодно, и покойно, а крутятся и крутятся в голове...

Надо, все-таки глаза открыть! Вот сейчас, напрягусь и открою...

О боже! Что это со мной, оказывается я еду в своем любимом «звере», а на спидометре около 100 км/час. И вокруг... все - белым-бело! Высоченные ели стоят по сторонам трассы, каждая ветка, каждая хвоинка в слое белоснежного инея толщиной минимум в сантиметр! Снег, снег, снег кругом, и никого вокруг! Такое бывает только на самых красивых фотографиях. Но ведь там — ретушь, а здесь - вживую.

-      Офигеть!

Это высказывание вырвалось непроизвольно, но очень к месту. Правда, в машине может быть кто-нибудь еще. Я быстро огляделся — никого. И вообще, как меня сюда занесло?.. Ладно, разберемся потом, сейчас надо просто ехать и ехать и получать удовольствие, раз уж судьба занесла меня сюда, да еще в таком комфорте.

Все-таки странно как-то. Небо над елями ярко-голубое. Такое бывает только в солнечный день, а вокруг меня — лёгкий сумрак. Как-будто, я смотрю на небо из глубокого колодца. Надо притормозить и оглядеться. Нажимаю на тормоз. Ещё и ещё, вот уже еду совсем медленно. Как же чудесно — стало совсем тихо. Мотора совсем не слышно, а пейзаж за окном настолько прозрачен и чист, что кажется, будто и нет никакого «зверя». Вот только тепло и комфортно.

Ладно, посмотрим по сторонам повнимательнее. Теперь не опасно, теперь скорость маленькая, я почти стою.

Вот оно! Я действительно почти в колодце, это - горная долина, трасса идет по самому дну этой долины, а вокруг гигантские ели полностью покрытые толстым слоем неправдоподобно чистого снега и инея.

Я здесь был! Только это было 35 лет назад. Я тогда был здесь не один, а с Другом — да-да , именно с большой буквы! Другом! Были и другие люди, но они были на нашей ответственности, а мы вдвоем отвечали за них. Мы жили в замечательной избе на склоне одной из этих гор и обучали их горным лыжам. Только одна девушка задержалась и должна была приехать на следующий день, ближе к вечеру. Надо было пройти по этой долине около двух километров и встретить её. Ведь она не знала, где расположена избушка. Тогда ещё, к вечеру повалил густой снег. Он падал медленно-медленно. Как будто был сделан из самого легкого пуха. Но он, этот снегопад, был очень густой. И, хотя каждая снежинка была невесома, их было столько, что в моем мозгу «естественника» сама собой появилась мысль — ведь опасно же! Уже снега по колено, а что будет через пол-часа, когда я выйду к месту встречи? И как я поведу эту девушку назад, в избушку? Ведь, если снегопад не кончится, то не дойти ей! Она городская, она в походы не ходила, как еще себя почувствует? Да и я ей не знаком. Мне только её фото показали, чтобы встретить смог! В крайнем случае — дотащу или нет её на себе? Одна надежда, если задержимся сверх условленного, то Друг не бросит! Найдет, людей подымет! В общем — поможет! А зачем, иначе, Друзья?

А вот и снег пошел! Прямо как тогда — густой и невесомый. И идти трудно — ноги проваливаются по самое колено. Даже чуть выше. Но все равно, как же хорошо кругом! Мороз шиплет щеки, вокруг такое, что и не придумаешь, а мне тепло и уютно. И — покойно. На душе — ни морщинки!

И какое счастье, что тропинка впереди длинная-длинная. Конца не видно! Правда снегопад такой, что конец этот в десяти метрах передо мной, но чувствую ведь, что нет ей конца. И если пройти по ней еще чуть-чуть, если еще немного постараться, то найдешь...

Ну вот, прямо как тогда — впереди, в снегопаде, среди падающих хлопьев какой-то силуэт. Кто-то идет навстречу. И этот «кто-то» — ОНА! Вот мы и встретились! Какая же она красавица! А на длинных ресницах, над синими, как это самое небо, глазами - снежинки. Каждая — как маленькая пушинка. И не тают! Какая же красавица! И не пугается, сразу потянулась ко мне, как-будто узнала!

Но надо возвращаться, ведь замерзнем здесь запросто. Очень холодно!

-      Пойдем, я провожу.

Кивнула головой, взяла за руку, и мы пошли назад. А в долине все светлей, все ярче. Как-будто встает Солнце, и всё вокруг начинает сверкать золотыми искрами. Все ярче, все золотистей вокруг! И все радостнее, все солнечней на душе!

Вы помните свое детство? Наверное, даже не детство, а юношество. Короче — вы помните то ощущение, которое вы испытали в первый раз коснувшись той самой-самой, единственной, с которой, наверное, на всю жизнь? Если помните — вы меня поймете! И вокруг — всё такое же, как это мое чувство. Всё теплое, ласковое и золотое. И от всего — восторг! Кажется, что именно это называется — эйфория. Прямо как-будто налакался чего-то. Всё здорово, все вокруг — замечательные, и никуда больше идти или ехать не надо.

 

Стоп! Ведь эта красавица тоже уже была, только в другое время и в другом месте! Лет эдак сорок назад! Как же это так?

 

-      А, плевать!

 

Восторг и удовольствие от окружающего меня благолепия достигают такой величины, что я уже не вижу вокруг ничего кроме сплошного золота. Оно сияет нестерпимо, но вот странность — глазам совершенно не больно, а даже приятно! Куда ни посмотрю — везде один и тот же Божественный, Солнечный свет. Но он не жжет, не давит на глаза. От него тепло и приятно.

И — тишина!

И — восторг!

И тут, как назло, откуда-то вылазит подленькая и такая неуместная мыслишка: «Ахтунг! Полундра! Что-то не так! Оглянись! Очнись!»....

Видно, натренированный долгими годами мозг программиста запустил-таки отдельный процесс, который и не поддался на все это благолепие. А продолжал тупо сравнивать, анализировать и вычислять — что так, а что - не так!

И ведь, придется подчиниться! Всю мою жизнь меня выручал и выводил на правильную, но скучную дорогу этот самый «резервный процесс». Ну что же, оглядимся еще раз!

Кручу головой, всматриваюсь — красавицы нет, долины с елями - нет! Только это теплое и комфортное сияние золотого цвета! И еще... Нет, этого не может быть! Золото не тускнеет. Ведь оно химически инертно!

Ан, нет — на золоте явно какие-то пятна. И они проступают все чётче и чётче. И вдруг — за все это время ВПЕРВЫЕ! Звук! Два мужика переругиваются. А, может, ко мне обращаются.

-      Очнись! Очнись! Ба-бах!

-      Не бей его так! Скулу своротишь!

-      Отстань! Если окочурится — что делать будем? Что в Москву сообщим?

-      Ну давай! Только ладошкой, ладошкой! Не кулаком! Не сломай чего-нибудь!

Только эхо такое, будто ругаются на другом конце километровой трубы.

А «параллельный процесс» подсказывает: «Эхо-то, все меньше и меньше! Прислушайся! Да глазами, не ленись, крути и осматривайся!»

Ну что же, осмотримся. Эхо, и правда, стало слабее. Ух ты! Теперь уже можно точно сказать — золото не потускнело! Просто, кто-то на этом золоте нарисовал простым карандашом без всяких красок очень даже четкую картинку! И красавица — тоже здесь! Вот она — в самом центре! И говорит чего-то — губы шевелятся! Какая же она красивая! Брюнетка! Я таких люблю!..

Но, ведь, та самая, из детства, была блондинка! А эта — черненькая! Но какая красивая! И что-то говорит...

Ну и вой! Что же это такое, разве не могут потише! Я ведь не просил! Ой, наверное от такого воя со мной сейчас конфуз приключится! Эй, мужики! Помогите до сортира дойти!

Интересно, они услышали или нет? И вообще, как подсказывает параллельный процесс, я это сказал или только подумал? Нет, все-таки сказал. Меня ведь качает — значит несут! Куда только? Нет, все-таки услышали. Принесли именно туда, куда мне надо. Вот ведь люди! Чужие, а ничего не пожалеют сделать для незнакомого и чужого!

….

Какой же позор! Все течёт и течёт. А они меня на руках держат! Что же они обо мне думать будут? Попробую все-таки сам... Ничего не получается, ноги только слегка дернулись...

….

Попробую еще раз сам...

….

-      Ребята, я сам теперь, честное слово — сил хватит!

-      Оки! Но, если что, зови! Сразу здесь будем!

….

Сижу, все-таки, уже сам. Сил уже хватает. Правда, приходится и ногами и руками в пол упираться. Но все-таки сам — уже не такое позорище! Чужие люди, в сортире, на руках держат, чтобы опорожнился... Стыдобища!

А вой все громче и громче! И вдруг — оборвался. Надо идти, а то весь вытеку... Оказывается, я уже на чем-то лежу, вокруг — всё белое и кто-то говорит: «Пятьдесят на ноль! У трупа — больше!» Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Или это я не к месту? Короче: пошли вы все нафиг! Мне — плохо! А ведь пару минут назад было так хорошо!

 

Через день я узнал, что между «хорошо» и «плохо» прошло около получаса, а не 2 минуты. А еще через неделю я узнал, что моя жена получила сообщение о моей чуть ли не смерти....

 

А «параллельный процесс» всё своё твердит: «Что-то не так! Очнись!»

Вот привязался! Чего ему ещё надо? А что это у меня под рукой? Мягкое, уютное и теплое? И почему мне опять так хорошо и уютно? Хорошо, хоть стих отвязался...

Ладно! Сделаем еще одно усилие. Представим себе, что спим и просыпаемся! Ну вот, проснулся! Под рукой — жена! Она действительно, теплая и уютная! И мне действительно хорошо и солнечно от того, что она рядом.

ОТ ТОГО, ЧТО ОНА ПОКА ЕЩЁ ЕСТЬ У МЕНЯ.

КАКОЕ СЧАСТЬЕ!

Я — ЕЩЁ ЖИВ!